Я читаю чужие жизни. Плавно бегу по страничкам из их дней. По их боли, радости, страху. По их телам, топчу их души. Бегу без оглядки, надеюсь убежать, спастись. Только бы успеть! Иначе будет поздно. И я прекрасно знаю, что я бегу по кругу, бегу по косе. Но я не в силах остановиться. Скоро меня накроет волной и засыпет песком чужих желаний. Нельзя так быстро бежать. Я уже почти задыхаюсь. И я снова вернулась к тому же, от чего пыталась убежать. Это всегда так — законы кольца. Я возвращаюсь к себе, нужно отдохнуть. Чтобы снова, пробудившись ото сна — бежать…
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:45 

Inguz — Ингуз

Uso da to itte yo, Joe!


Ингуз


Желтое поле колосьев, самое начало осени, листики на деревьях потихоньку начинали краснеть, чтобы потом неспешно спланировать вниз к еще густой траве. Солнышко жарило, но не так сильно, как прежде, позже холод завладеет землей и на небе появится сияние. Мы шли по проселочной дороге в полис. Дорога старая, разбитая, вся в трещинах и заплатах, ее давно не ремонтировали, а быть может, и никогда вовсе. Она всю мою жизнь такой была. Мы не замечали красоты вокруг, просто смеялись и говорили о пустяках. Мы — это я и Лагуз.
— Ты видел, слоны вчера летели на запад?
— Вчера? Врешь, еще же рано!
— Ингуз, да спроси у кого угодно!— мой друг засмеялся.
— Но еще тепло, — буркнул я.
Мы с детства дружили, да и как не дружить, если мы в соседних домах живем. Сначала наши матери завели знакомство, когда построили свои дома рядом, а потом, когда у них появились мы, они брали нас вместе с собой и гуляли. Такая дружба, братская и действительно с пеленок. Конечно, мы ссорились, Лагуз всегда немножко задирался, но мы быстро сходились опять, не вспоминая уже о былых разборках.
— А ты видел, пару дней назад протапы с ярмарки приезжали?
— А то, и истории слушал!— ну ничем не удивить его.
— Правда? Расскажи хоть одну!
— А ты где был? Почему не слушал, раз знаешь, что они приезжали?
— Мне не очень интересно. Просто не знаю, о чем тебя спросить.
— Опять ты отнекиваешься, я же вижу, что хочешь послу…— он споткнулся и уткнулся носом в траву,—…шать!
— Ну ты даешь, растяпа!— я засмеялся ему прямо в глаза. Он недовольно пробубнил в ответ что-то нечленораздельное,— хочешь, вернемся?
— Вот еще!
Повисло молчание, он насуплено шагал позади меня и не хотел показываться на глаза. Еще бы, он-то всегда пытается производить впечатление самого ловкого и сильного во всей нашей истории. Но я-то знаю его, как облупленного, он совсем не такой, хоть и стремится к своему идеалу.
Пейзаж не менялся совершенно, разве что где-то на дороге трещин было побольше да деревья краснее, а так все тоже поле слева и деревья справа. Было очевидно, что когда мы пойдем назад, все будет наоборот, но при этом по сути ничего не изменится.
Я разглядывал небо и вслушивался в шаги Лагуза, который плелся следом, но уже пободрее, видимо, его разочарование от собственного поступка поутихло. Небо царственно мерцало, но в одном месте мерцания почему-то не было.
— Лагуз, смотри, в том месте мерцания нет!
— Действительно, — шмыгнул он носом, удивленно таращась на матовый фрагмент неба.
— Будто оторвали кусочек. Как от одеяла…
Матовый лоскут стремительно мрачнел в красках и плыл в очертаниях. Мы остановились и неотрывно пялились в эту дыру. Становилось не по себе. По спине пару-тройку раз пробежались мурашки, и выступила испарина на лбу, испуг нарастал все сильнее, но я пытался держать себя в руках. Ведь гораздо интереснее то, что может сейчас произойти, а что могло произойти, мы и не догадывались. Из уже почти черной дыры слишком быстро летело что-то оранжевое и казалось, что прямо на нас. Резко стало очень жарко, время непозволительно растянулось, объект приближался, а мы заворожено смотрели на него. Через каких-то две секунды мы опомнились и побежали сломя голову: я все так же впереди, а Лагуз сзади. Мы не особенно понимали, что происходит, зачем и куда мы бежим.
Я резко становился, вспомнив, что однажды говорил Отилия. Нельзя бежать. Когда на тебя летит что-то с неба, надо стоять до последнего, потому что траекторию полета любого объекта нельзя заранее предугадать. Лагуз с разбегу врезался в меня. И тут нас накрыло.

читать дальше

дополнительно и необязательно


Elph Aisgil 2009

15:52 

Uso da to itte yo, Joe!
Я обрастаю сомнениями и пытаюсь изрезать эмоции в салаты.
С масленницей!

22:42 

Uso da to itte yo, Joe!
Кипельно-белая комната и выдумки её обитателя сожительствуют целую вечность, что оказывается всего лишь двадцатью годами.
Я весь день читала чужие рассказы, писала на них рецензии, но ничего интересного не подчеркнула.
Четвёртый рассказ из серии уже почти готов, осталось дописать пару частей и начать шлифовать ошибки и опечатки.

15:26 

Uso da to itte yo, Joe!


Я когда-то писала свою историю на такой же дискетке с названием [data] и такой же нелепой и наивной надписью о взрывоопасности.
Теперь дискеты отмерли, как древний вид,, а моя все еще лежит, хоть ее и нельзя прочесть.

23:26 

Uso da to itte yo, Joe!


Убило нахуй.

19:46 

Dromymort

Uso da to itte yo, Joe!


Дромиморт


Они встретились, как водится, совершенно случайно, не ожидая увидеть друг друга вот так просто на улице. Она стоит напротив него, руки в карманах и сердце бьется, желая выломать ребра и разорвать одежду. Морт говорит с ним спокойно, но внутри у нее шквал: эмоций, чувств, воспоминаний, мыслей, переживаний и куча еще идол знает чего. Она рассеянно улыбается, глядит себе под ноги на ковер из листьев, которые слишком рано начали планировать для этого времени, еще даже не набрав своего нарядного красного цвета. Смотрит, чтобы было не так больно, чтобы сердце уперлось во внутренний карман непромокаемого плаща, не обрызгав Дроми своей кипящей кровью.
— Как ты?
— Весьма преходяще,— его взгляд блуждает вокруг, он смотрит на все и в никуда, совсем как прежде,— а ты?
— Посредственно. Опаздываешь куда?
— Не желаете прогуляться?— эта его привычка иногда, ни с того, ни с сего, говорить «на вы» с лукавым прищуром и мелькающими зайчиками в ясных глазах.
— Хотела то же самое предложить,— Морт растерянно улыбается.
Они были разные. Это было так давно, но сейчас эта разница увеличилась и стала пропастью. И один обогнал другого. Такие жизненные догонялки, когда нельзя с уверенностью сказать, кто придет к финишу быстрее, и вообще можно ли называть этот финиш финишем, ведь приз одинаков для всех — переход на следующую ступень, с которой все начнется заново, только с дополнительными препятствиями. Но тогда они были равны, просто находились по разные стороны медальона жизни. Они хотели друг друга съесть, в поцелуях всегда губы в кровь. Им не хватало времени, они упивались друг другом, как только могли. Урывками, тайком, но всегда без оглядки.
Она тогда жила с Пауком, который стерег каждый ее шаг, каждый ее поступок и никуда не отпускал. Он следил за ней, вил крепкие сети своими мягкими мохнатыми лапками и портил кровь ядом. Морт боялась уйти от него, но и оставаться тоже было очень тяжело. Было трудно просыпаться в паутинной постели с Пауком, но она зачем-то продолжала жить в его сетях. Морти пыталась не задевать тонких нитей, когда виделась с Дроми, она очень аккуратно маневрировала. Она думала, что это надолго, возможно, навсегда, но это был всего лишь вопрос времени. Паутина оказалась не слишком крепкой, да и Пауку надоело пить ее кровь, он нашел себе другую, посвежее.
Дроми очень сильно изменился, и пусть на мир он смотрел тем же способом, но уже иначе, нежели раньше. Он сменил не только прическу, но и религию, отказался от ерра, вредных привычек и обзавелся семьей. Сейчас ей казалось что, по сравнению с ним, она стоит на месте. Это было не совсем так, она делала шаги, правда, относительно маленькие. Хотя, некоторое время назад она думала, что это он топчется на месте и растрачивает драгоценное время попусту, а она семимильными шагами приближается к Цели, которую озвучить до сих пор не в силах, поэтому и приблизиться к этой большой «Ц» можно было только приблизительно.

читать дальше

Elph Aisgil 2009

18:14 

Uso da to itte yo, Joe!


Года два или три назад, черноволосая я.

03:32 

My world

Uso da to itte yo, Joe!
Мои руны обретают плоть, запахи и привычки человеческого тела. Мои руны становятся людьми, которых можно читать, как раскрытую книгу. Я создаю собственный мир с людьми, чьими судьбами я могу управлять. С каждым новым предложением, мир и характеры персонажей обрастают новыми подробностями, нюансами и деталями.
Я только что закончила четвертый рассказ о моем мире. Я рада этому.

04:19 

Посетитель музея

Uso da to itte yo, Joe!
Все просто рухнуло в одночасье. Я люблю пыльным мешком по голове одарять, а тут одарили меня, со всего размаху. Одарил, к слову, фильм, который на два года младше меня.

Начнем с моего состояния: меня постоянно знобит вот уже три дня, прибавьте к этому температуру и депрессивную апатию, что в клочья разрывает на куски. Тогда вы поймете, о чем я.

Посетитель музея
Год: 1989
Страна: СССР, ФРГ, Швейцария
Режиссер и сценарист: Константин Лопушанский
В ролях: Виктор Михайлов, Вера Майорова, Вадим Лобанов, Ирина Ракшина и другие.

Я посмотрела пост апокалиптический советский фильм ужасов, как бы смешно это не звучало, но такое кино не для всех действительно существует. И не смотря на далекий 1989 год, смешного там нет ничего. Это действительно ужасный фильм от которого хочется кричать неестественным, нечеловеческим криком. Нет, даже воем. Это мрачный фильм о чем-то настоящем. Ты смотришь на экран и понимаешь, что там все по-настоящему, без фальши и театра. Это не погружение в сказку, когда ты каждую секунду осознаешь, что смотришь сказку. Это жестокая, лживая реальность с которой нелегко смириться.
Фильм заставил меня пересмотреть взгляды о сумасшествии, религии, человеческом воображении, а так же об авторском кино. И эта революция случилась в моей жизни за какие-то два часа просмотра мутной, нечеткой картинки от старой поцарапанной пленки. Определенно, этот фильм я не забуду никогда. Это одна из тех лент, которая переворачивает тебя с ног на голову, потом валит оземь ничком и вдобавок пыльным мешком по голове. И что самое страшное, я хочу посмотреть второй фильм этого режиссера.

11 из 10

16:30 

Sleep away

Uso da to itte yo, Joe!


sleep away

Пробуждение

19:12 

Uso da to itte yo, Joe!
Нет глубины, нет. Исчезла за красивой упаковкой, измельчала и стала плоской.
Меня засосала апатия, а выплевывать обратно не хочет.

17:40 

С весной, товарищи!

Uso da to itte yo, Joe!


Only two
Автор Jpg

02:01 

Моя любимая женщина

Uso da to itte yo, Joe!
Я делаю, как минимум, несколько дел сразу. Иногда переключаюсь от одного к другому. И вместо того, чтобы делать что-то одно, но очень хорошо, я делаю дофига и посредственно. Вот прочитала хороший рассказ и бросилась сразу же писать свое, совсем про другое и иначе. А потом увидела красивые картинки и тут же несусь рисовать сонм своих дурацких идей. Еще позже, повстречала ряд прекрасных фотоснимков и, с фотоаппаратом в охапку, бегу навстречу судьбе.
Так нельзя. Я хочу успеть все, а в итоге не успеваю нигде.



Одна из моих навязчивых идей — женщина со зданием церкви и колокольней в башке. Хотя не важно, что у нее в голове. В другой версии, в фас, там вообще дворец был. Не люблю религию, но вот эта женщина не олицетворяет того, что я не люблю. Она просто любит необычные прически. И ей удается удивлять. Рисовала, как водится, глубокой ночью, опасно граничащей с утром. Складывается впечатление, что я живу только по ночам, а днем просто какое-то подобие человека. Впрочем, так оно и есть.

11:56 

Любови материальные и не очень

Uso da to itte yo, Joe!
Я вот сколько живу, все время думаю, что страшно быть кем-либо. Это касается конкретных людей. То есть, звучит это так: страшно быть Ромой, Валерой и так далее. Список таких людей постоянно растет. А тут, сидя на кухне за сигаретой, подумала, что страшно быть мной. Ведь я же вообще жуткая и несносная (ыыыыыыыы).
Вспомнила, как я как-то перечисляла свои любови. Помню этот примерный список:
1. Кофе. Раньше литрами по десятку чашек в день, даже чтобы утолить жажду. Теперь только тогда, когда мне хреново, от него так ласково клонит в сон и поднимается настроение. Шоколад — фигня, а не антидепрессант, вот кофе совсем другое дело.
2. Линда. Дададададада, остается.
3. Сигареты. Это настоящая любовь. Только дымная.
4. Бумага и прочие принадлежности. Ворохами бумаги усыпаны мои творческие прибалконные и приоконные углы, а принадлежностями весь рабочий стол. Такой, знаете, советский стол-книжка. Большой стол, да, очень большой.
5. Эзотерика и фантастика. Теперь создаю свое, переварив чужое. Фантастическая эзотерика на основе рун.


Я пару-тройку лет назад. Сколлажировала себе такие сине-зеленые (морские) волосы.


Не помню, что там было еще, но список продолжить хочется. Уже новые предпочтения:

6. Техника. Я люблю свои фотоаппараты, ноутбук (который, к сожалению, временно недоступен), телефоны (два) и оба плеера. Один плеер дисковый и ему лет десять, а второй еще свеж и молод, ему всего лишь полтора года.
7. Изобразительное и прочее «искусство вообще». Тяготею. Странно, что только на седьмом месте, сама удивлена, как могла забыть. Теперь вместо стихотворений проза, а вместо живописи графика. Хотя по сути, ничего не изменилось.
8. Вода. Она всегда поймет и примет, если не отключили.
9. Музыка, как явление, а не как искусство. Без нее никуда в современном обществе. Она спасает в транспорте и под нее работается легче. А иногда без правильной музыки не работается вовсе.
10. Кинематограф, как толчок к мысленным изысканиям, а не набор картинок и звуков. Есть у меня небольшой список того, что я не в силах забыть, ибо впечатление произведено большое. Это то, что заставляет задумываться, даже спустя годы после просмотра.

Хватит, наверное. Не люблю большие списки.

13:34 

Uso da to itte yo, Joe!
Остановите зиму, я сойду. А то жить как-то холодно.
Когда уже уйдет этот снег? Серая, грязная пакость.

15:58 

Uso da to itte yo, Joe!


С восьмой мартой всех дам и леди!

01:56 

Uso da to itte yo, Joe!
Electro House - нелепица, косящая под нечто серьезное.

17:56 

Uso da to itte yo, Joe!
Say how are you at there.
Четкие схемы размытых дорог не приведут никого никуда,
В замыканье коротком оставлю свои провода.

Температурой тлею. Стала такая тяжелая и плотная, неповоротливая.
И мир вокруг, он пульсирует в такт моему сердцу.
Не люблю болеть, да. А кто любит?

14:42 

уняняшечки

Uso da to itte yo, Joe!


дережбамбели котячьи (c)

03:26 

Uso da to itte yo, Joe!


Прекрасня хуйня от японцев Yuruliku.

-)

Oops, we can't open the web page you requested ...

главная